Как в Лондоне боролись с демоном нечистот

СохоЮрій Гудименко

В середине 19 века в лондонском районе Сохо возникла определённая проблема с гигиеной. Ну то есть не то чтобы слово «гигиена» в его нынешнем значении тогда прижилось, поэтому лучше прямо сказать, что этот район столицы величайшей империи в мире переполнился говном.

Дело в том, что дерьмо и моча (для красоты слога мы будем аккуратно называть их «нечистотами») сливались в выгребные ямы прямо под домами, а те (ямы, а не дома) регулярно этими самыми нечистотами переполнялись и в прямом смысле выплёскивались на улицы и в здания, нападая на людей как тот Дерьмодемон из фильма «Догма». Власти Лондона приняли решение с Дерьмодемоном бороться и приказали сливать гов… в смысле нечистоты в Темзу. Темза такой подход не оценила, и в результате дерь… ну то есть нечистоты попали в центральную систему водоснабжения. И грянул гром.

Гром выглядел как эпидемия холеры. Пятьсот заражённых. Нет, семьсот. Нет, уже тысяча. Больше тысячи…

За первые три дня умерли более ста человек. Всего умрут более шести сотен. Три четверти жителей сбежали из района Брод-стрит, где находился эпицентр вспышки. Эту эпидемию называли «самой страшной за историю королевства».

И вот один врач берется выяснить причины эпидемии. Дело в том, что причиной заболевания холеры называли тогда некие «миазмы», которые «летают в воздухе» и произвольно нападают на людей. Параллелей между «Ух ты, это же Полная-Река-Говна!» и «Ух ты, кажется, у меня холера!» никто не проводил вообще. А техники для выявления холерного вибриона тогда ещё не было.

Так что наш герой пошёл другим путём. Он взял блокнот, перо, чернила, отдал всё это слуге и пошел с ним по домам заболевших. Он разговаривал, расспрашивал и наносил случаи на карту. Сравнив, как заправский детектив, показания с местами жительства, он локализировал источник заразы — водозаборную колонку, заботливо снабжавшую жителей водой с говнишком.

При этом в монастыре неподалёку никто из монахов не то чтобы не умер, но даже не заболел. Сначала врача это поразило, но потом он выяснил, что монахи воду не пили. Не в смысле «не пили из колонки», а в смысле «совсем не пили». Они пили пиво. Результат налицо.

Рекомендовать всему человечеству бросить пить воду и перейти на пивко учёный не решился, но показать взаимосвязь между загрязнением воды и холерой он смог наглядно. А заодно дал мощнейшего пинка науке эпидемиологии, стал человеком, продвинувшим вперёд гигиену, градостроение (в плане водоснабжения и канализации), а вместе с тем стал одним из самых известных врачей эпохи, продвигавших анестезию (и даже лично давал хлороформ королеве Виктории во время её последних родов).

А звали этого врача Джон Сноу. Так что это ты ничего не знаешь, мой друг. А Джон Сноу знал о-о-очень много для своего времени.

FacebookTwitterVKGoogle+Отправить

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *