Убил не диагноз, а слова доктора: почему украинские врачи ненавидят своих пациентов

6161Алена Балацанова

Когда-то меня до скрежета в зубах зацепила история, произошедшая в киевском Институте Шалимова: в очереди у кабинета врача стояли слабые и бледные пациенты, некоторые в буквальном смысле едва держались на ногах, опираясь на своих родных. Сидеть было негде. Лишь из-за угла выглядывали такие, знаете, театральные кресла, соединенные в один ряд. Какой оксюморон: концертные кресла в больнице, где на каждом сантиметре смерть.

Так вот один из родственников больного попытался взять эти стоящие пустые (!) кресла и перенести их под кабинет, где стояла очередь из обреченных. История закончилась диким криком то ли санитарки, то ли медсестры — бабищи, которая выхватила эти кресла из рук и, крича матом, вернула их на место.

Когда злость прошла, стало интересно, чем же руководствуется эта женщина, которая наверняка по одному взгляду может выявить смертельно больного человека. Среди разных вариантов подумалось, что вот эта «коридорная» хозяйка наверняка устала от своей работы, вида обреченных, бедности и своей еще более нищенской зарплаты. Впрочем, наверняка ее ненависть к работе и больным людям навредит им точно меньше, чем само присутствие в онкологическом диспансере, да чего уж там, и самого диагноза. Гораздо хуже, если такой вот антипатией, безразличием и отвращением будет грешить врач. Онколог или нет — неважно. Это системно.

Западные тенценции

В США состоялось заседание общества неврологии, которое затронуло множество вопросов. Одной из главных и первых презентаций стала работа, посвященная профессиональному выгоранию. Самая поразительная статистика заключалась в том, что около 60% неврологов в США испытывали симптомы выгорания, включая эмоциональное истощение или отсутствие чувства выполненного долга. Они также проявили признаки деперсонализации, что является нарушением восприятия себя и других, что может привести к отсутствию эмпатии, в особенности к пациентам.

Оказывается, понятие «врачебного выгорания» появилось лишь 4 года назад, когда стали всплывать данные с разных клинических конференций и докторских обсуждений. Общество задумалось, что данный факт является прямой угрозой здоровью пациента. В Америке полагают, что так произошло из-за уменьшения значимости медицинских работников, сдвига фокуса в системе здравоохранения США.

Тогда что же происходит в Украине? Почему наши врачи, медсестры, санитарки и фельдшеры иногда ведут себя по отношению к пациентам, еще хуже, чем по отношению к скоту? Куда делась эмпатия и сопереживание? В чем тут суть: в профессиональном выгорании или в нежелании работать на свою зарплату, за которою они и «наказывают» своих пациентов.

«МедОбоз» решил разобраться в вопросе и понять, как же обстоят дела с психологическим здоровьем украинских медиков. Для этого мы обратились к разным специалистам.

По словам врача-эксперта Виктора Литвиненко, синдром профессионального выгорания у докторов проявляется в снижении заинтересованности в работе и в большей затрате времени на постановку диагноза. Профессионально уставшие врачи могут ставить неправильный диагноз, назначать неправильные методы лечения.

Он полагает, что причинами является недостаточное материальное обеспечение, напряженные отношения в коллективе, с начальством, чрезмерная загруженность врача, а также плохие условия работы. Врач указывает, что выгорание может проявляться не только в отсутствии эмпатии к пациенту, а и иметь физиологические признаки, среди которых: постоянная усталость, головная боль, физическое истощение, рассеянное внимание, снижение реакции, сонливость, бессонница.

«В случае с врачами это может иметь очень опасные последствия, ведь врач всегда должен иметь быструю реакцию и ясный ум, чтобы не навредить пациенту», — добавляет Литвиненко.

В то же время он говорит, что если сам пациент не в настроении, он может сбрасывать свой негатив на врача, истощать его психологически. «Очень трудно в такой ситуации сохранять спокойствие», — делится он.

На вопрос о том, почему врачи бывают жестокими, резкими по отношению к пациенту, врач сказал, что «жестокость врача»- это чисто индивидуальная особенность человека и она, к сожалению, имеет место.

«Причины нужно искать в каждом конкретном человеке, его семье, воспитании, социальным инициативам, микроклимату на работе, пережитым стрессам и т. д. Врач априори не должен быть жестоким, ведь его миссия и задача в профессии — это спасать и лечить», — говорит он.

Что касается такого характерного понятия для врача, как цинизм, эксперт говорит, что существует «здоровый цинизм», который не отменяет вежливого обращения с пациентами.

«Врач обязательно должен обладать высокими моральными качествами, без которых просто невозможно представить его работу. Но сентиментальность и излишняя чувствительность — главные враги трезвости мыслей. В работе врача нет места эмоциям, когда каждый день видишь, как тонка грань между жизнью и смертью, и осознаешь всю меру ответственности за принятые тобой решения. Главные причины циничности врачей — это колоссальное чувство ответственности, ежедневные психоэмоциональные нагрузки, нервное напряжение и стресс. У врача это средство самозащиты от них или, если хотите, побочный продукт профессии и профессиональная деформация», — отмечает Виктор Литвиненко.

Выгорание сострадания

По мнению психолога профессионального альянса Сабины Чингизовой, докторам общей практики больше присущ термин «выгорание сострадания». «Психика очень много затрачивает такого ресурса, как сострадание, сопереживание. Он не есть безграничным. Поэтому так и получается», — говорит она.

По мнению психолога, если доктор не разобрался со своими чувствами и эмоциональным состоянием, то это его большая проблема.

«Никаких оправданий жесткости, грубости и отсутствию чувства сострадания, я не нахожу. Врач не может, как по мне, приступать к своим обязанностям. Пусть сначала справится со своим состоянием, и предстает перед пациентом «в полной готовности», — отмечает она.

Врач Чингизова акцентирует внимание на том, что абстрагирование- это хорошее чувство, однако есть одно «но».

«Доктору необходимо профессионально выполнять свою работу и не забывать слова величайшего Бехтерева, который всегда говорил, что врач ни в коем случае не должен забывать о внушаемости пациентов. Невероятное количество беззащитности присутствует в этих людях, и доктор может сказать слово, которым он может и вылечить, и сделать ему очень плохо», — добавляет Сабина Чингизова.

По ее мнению, врач должен в первую очередь быть не просто человеком, а хорошим человеком.

На вопрос о том, почему большинство докторов считают себя циниками, Чингизова говорит, что не встречала в массовом проявлении цинизма среди врачей и настоящих специалистов, профессионалов высокого уровня. «Я встречала безразличие, истощение в отношении доктора к пациенту. Я это понятие называю дегуманизация. Негативное отношение не только к пациенту, а и к коллегам. Это личностное качество конкретного доктора. Его не стоит рассматривать в комплексе», — отмечает психолог.

Она также обращает внимание на другой медицинский персонал: «Что касается младшего медицинского персонала, то основными факторами «выгорания» является колоссальная усталость, неправильное распределение труда и отдыха и халатная ментальность из-за отсутствия правильного контроля, как например в Германии.

«У них очень жесткий контроль. Если медсестра занесла хоть что-то в палату к пациенту, она должна отчитаться. На каждый ее шаг есть контролирующий персонал, который следит даже за тем, чтобы человек улыбался пациенту. Отсутствие в нашей стране таких мероприятий, той же реабилитации медсестрам, опросов, бесед, чтобы поддерживать гуманный фон и приводит к таким проблемам. Это большущий залог выздоровления пациента. То, в какой атмосфере они находятся», — подытоживает доктор.

И что дальше?

Когда речь идет об излечимых диагнозах, мы, пациенты, можем простить доктору и недосып, и усталость, и выгорание и что-там-его-еще-беспокоит. Но когда его одно слово способно убить в пациенте надежду на выживание, речь о прощении не идет вообще. Только казнь. Только увольнения, штрафы, психологическая помощь и отпуск за свой счет, дабы привел в порядок свои мысли и вернулся к работе, способный спасать, не только делом, а и словом.

К сожалению, у меня есть пример, когда холеный, загорелый, вернувшийся с Альп доктор сказал: «У вас рак. Четвертая стадия». На слабое бормотание: «Доктор, может, нет? А, может, есть шанс? А, может, это не оно?», отдохнувший эскулап брякнул: «Да вы что! Ошибки нет. Вам осталось меньше года» .

Вот так не болезнь убила человека, а врач. Тот самый врач, который должен был вложить в пациента желание бороться за жизнь, дать ему надежду, поселить в нем уверенность, что вместе они преодолеют все.

И оглядываясь на эту историю, понимаешь, что дело тут вовсе не в усталости или выгорании сострадания и сочувствия, а в данном конкретном человеке.

Да, нашим врачам нужны другие условия работы, льготы, больше отдыха и профессиональная помощь. Но только для тех, кто не просто врач, а и человек. Тем же, кто сидит за столом, ненавидит свою работу и людей в принципе, не поможет ничего. От таких нужно избавляться и вытравливать, как раковую опухоль. Точно также не давая ни единого шанса на выживание.

«Обозреватель»

FacebookTwitterVKGoogle+Отправить

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *