Время курдов

курдыВадим ГЛУШАКОВ

The Экономист

В ноябре 1918 года закончилась Первая мировая война. Потерпевшие поражение Австро-Венгерская и Османская империи рухнули, выпустив на свободу множество малых народов, которые незамедлительно занялись построением национальных государств. Повсюду начались вооруженные конфликты, дабы определить границы новых стран. В Восточной Европе и на осколках Османской империи началась войны народные.

Как сказал о тех временах Уинстон Черчилль: «Закончилась война гигантов, началась война пигмеев». К примеру, Польша, дабы обрести границы, в которых она прожила до 1939 года, провела семь войн со всеми объявившимися у нее новыми соседями – немцами, литовцами, украинцами, советскими, белорусами. Не менее фундаментальными, нежели в Восточной Европе, были и национальные изменения на Ближнем Востоке, как тогда называли Османскую империю и Балканы.

Здесь также появилось множество новых государств: Турция, Сирия, Ливан, Ирак… Война, кстати, тогда на Ближнем Востоке произошла только в одном месте – в Турции, когда в нее вторглись греки. В бывшей османской метрополии это была даже не столько война, сколько полный развал государства, схожий по своим масштабам с тем, что происходило в Советской России. Все национальные окраины, где, в основном, проживали арабы, быстро отвалились от империи. Национальный вопрос и последовавшая за ним гражданская война началась в Турции или, точнее, на той территории, которая сегодня является Турцией, потому как в 1918 эти земли были спорными. В то время турецкий народ состоял из множества этнических групп, самыми крупными из которых были курды, греки и армяне. В действительности, в Турции настоящих турок не больше половины, да и те в большинстве своем имеют какую-нибудь нетурецкую бабушку.

Когда в Турции началась гражданская война, курды в ней заняли турецкую сторону. Главными врагами турецкой власти оказались греки, жившие тогда на западе страны. Один из крупнейших городов сегодняшней Турции – Измир – в 1918 году был практически полностью греческим и назывался Смирна. Поднявшие восстание греки получили помощь с родины. На востоке страны восстали армяне, оставшиеся в живых после геноцида 1915 года. Правда, им на помощь прийти было некому.

Советская Армения была тогда крошечной, на ладан дышащей республикой, страдавшей от голода и холода. Мустафа Кемаль Ататюрк, отец-основатель современной Турции, смог доказать роль личности в истории и создать государство там, где, многие видели одни развалины. Жертвами стали сотни тысяч людей. Многомиллионные греческое и армянское меньшинства практически исчезли. Грекам пришлось бежать в Грецию, армянам — в Армению и по всему миру. Многонациональная Турция, где множество самых различных наций проживало бок о бок на протяжении столетий, рухнула вместе с Османской империей. В этом кромешном этническом аду курды не сильно пострадали. Они считали себя настоящими турками, а потому и боролись за Турцию против греческих, армянских и прочих врагов.

Через сто лет курдский вопрос на Ближнем Востоке, где Турция играет важнейшую роль, выглядит совсем по-иному, нежели тогда, в 1918 году. Никто не знает точно, сколько сегодня в Турции живет курдов, потому как они часто прячут свою национальность, как это делали евреи в СССР. Разве что делать им это в Турции намного проще по целому ряду причин. Но даже по самым консервативным оценкам курдов в Турции треть населения. А потому курдский национализм в состоянии если не похоронить Турецкую республику, то, по крайней мере, создать ей огромные проблемы. Здесь не обойти вопрос, какое отношение имеет Турция к сирийским или иракским курдам.

Почему Анкара так тщательно следит за каждым их шагом и активно вмешивается в курдские дела по всему миру. Дело в том, что все курды братья, и многие из них лелеют мечту создать независимое государство. Дабы создать такое государство, необходимо объединить курдские анклавы в нескольких соседних странах – Сирии, Ираке, Турции. Есть еще серьезный анклав в Иране, но иранские курды не настолько по-боевому настроены, как остальные собратья.

Геополитическая ситуация на Ближнем Востоке сегодня такова, что идея создания курдского национального очага из территорий сопредельных государств может стать реальностью. В Сирии и Ираке курды уже создали свои национальные образования. Назвать это государством, конечно, нельзя, но и автономией это называть неправильно. И в сирийском, и в иракском Курдистане имеются одни из сильнейших вооруженных сил на Ближнем Востоке. И там, и там правящие курдские круги ведут активную внешнеполитическую деятельность напрямую с сильными мира сего: с Вашингтоном, Анкарой, Тегераном и т.д. Курды сами продают свою нефть за рубеж, минуя правительство в Багдаде. Да и вообще, что Дамаск, что Багдад в курдских автономиях сегодня не имеют никакого веса.

Для Турции такое положение дел представляет собой самую большую угрозу национальной безопасности страны. Анкара делает все, что в ее силах, дабы повлиять на курдские настроения в регионе, но дело это не легкое. Ситуация накаляется не по дням, а по часам. На 25 сентября в иракском Курдистане назначен референдум, на котором народу предложат проголосовать за создание национального государства. Все соседние страны категорически возражают, поскольку такой шаг является антиконституционным. Единственной страной в мире, выступившей в поддержку референдума, стало Косово, которое обрело независимость точно таким же образом.

В особо сложном положении оказались, как всегда, Соединенные Штаты Америки. В войне против Исламского государства они сделали ставку на курдов. У Вашингтона не было другого выхода — больше за них воевать было некому, а посылать своих солдат после войны в Ираке и Афганистане было уже невозможно. Поэтому курды в борьбе против ИГИЛ оказались самой реальной военной силой Запада. США и многие другие западные страны просили руководство иракского Курдистана не предпринимать столь резких шагов, как референдум о независимости. Но курды не обратили на их просьбы никакого внимания, а только ускорили подготовку референдума. У них есть очень печальный опыт в отношениях с мировой общественностью — их всегда предавали. А потому они решили, что пока Вашингтону нужны их штыки, референдум они проведут безотлагательно, поставив иракское правительство и весь остальной мир перед свершившимся фактом. Когда Исламское государство окончательно добьют, Вашингтон забудет все свои обещания и радикальным образом изменит позицию. Поэтому у курдов есть совсем немного времени — ИГИЛ уже дышит на ладан.

Переживет ли Ирак курдскую независимость? Это искусственное государство, ставшее в последние годы практически колонией Ирана, очень нестабильно. Потеряв серьезную свою часть с крупными нефтяными приисками, оно может окончательно погрузиться в хаос или развалиться на несколько слабоуправляемых полугосударственных образований. На фоне событий, потрясших Ирак в 21 веке — суннитского восстания после вторжения американской армии, создания и разгрома Исламского государства и сопровождающего все это хаоса — создание независимого Курдистана может стать последним гвоздем в гробу иракской государственности.

Иракская, ближневосточная и мировая общественность крайне озабочены предстоящим курдским обострением, но сделать ничего не в состоянии — боятся. Баланс сил в регионе сегодня такой зыбкий, а курды в нем занимают столь важное место, что тронь только — и здесь разрушится все, уже в который раз. А восстанавливать баланс на Ближнем Востоке уже ни у кого нет сил, о чем курды прекрасно знают — потому и сделали смелый рывок навстречу свободе и независимости.

FacebookTwitterVKGoogle+Отправить

Добавить комментарий

 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *